Make your own free website on Tripod.com

Человек - это звучит горько

Антон Бормин,

студент ДВГМУ

У студентов нашего университета есть интересный предмет - медицинская психология. Мы начинаем с изучения особенностей общения с больными, а поскольку занятия проходят на базе городской психиатрической больницы имени Галанта, то одновременно здесь и происходит первое знакомство с душевнобольными.

...Однажды на одно из практических занятий нам принесли для демонстрации рисунки некоторых пациентов клиники. Большинство из них представляло собой чисто практический интерес: есть целая система тестирования, позволяющая отслеживать динамику душевных расстройств. Но были из показанных нам и совершенно поразительные нестандартные работы, глядя на которые, невольно возникал вопрос: а всегда ли талант бывает в полном смысле слова “здоров”? И нет ли в этой связке "гениальность - душевная болезнь" определенной закономерности?

Мне интересно было услышать комментарии на эту тему профессора Геннадия Колотилина, заведующего кафедрой психиатрии ДВГМУ, доктора медицинских наук.

- Геннадий Федорович, как вы сами относитесь к такой парадоксальной мысли, что талант - это своего рода душевное заболевание?

- Этот вопрос ученых давно интересовал. С той точки зрения, действительно ли душевное заболевание может при определенном стечении обстоятельств способствовать проявлению способностей? И является ли гениальность нормой, или гений - это в некотором смысле человек “не от мира сего”? Это - целый пласт научных исследований, предметом изучения которых стала природа творчества как людей здоровых, так и душевнобольных.

Более того, в начале века в России даже издавался журнал “Генеалогия гениальности”, целиком обращенный к этим проблемам. И, кстати, наш знаменитый ученый, предшественник по кафедре психиатрии Иван Борисович Галант (его имя носит сегодня городская клиника) увлеченно занимался этим предметом. Он даже создал своеобразную научную дисциплину “эфтоэндокринологию”, четко обосновывая взаимосвязь человеческого таланта от типа эндокринной системы.

Позволю себе немного отклониться от темы, рассказав один примечательный и малоизвестный факт из биографии Ивана Борисовича. У него была масса научно-публицистических эссе, одно из которых о гениальности Горького. Да, да - о гениальности. Галант вел с ним переписку, на основании которой установил четкую зависимость психотравм его тяжелого детства (со склонностью к бродяжничеству, частым переездам, пиромании) с тем, что вышло в итоге из-под его пера.

Жаль, что эта переписка вместе с корреспонденцией многих выдающихся людей России, хранившаяся в богатейшем личном архиве ученого, исчезла в 1937 году. После хорошо известных событий, не обошедших Галанта. Обидно, что сегодня сложно отыскать и его авторские труды по эфтоэндокринологии.

- На ваш взгляд, Геннадий Федорович, представляют ли творческие работы душевнобольных, кроме научного, еще и художественный интерес?

- Безусловно. Пусть не покажется это банальным, но надо сказать, что творчество - это чувственное переживание мира. И нередко бывает так, что это восприятие при душевных расстройствах дает “прикладной” эффект. Человек начинает вдруг рисовать - явно нестандартно, если оценивать такое творчество через призму его психического диагноза. Более того, если вникнуть в его чувственные образы и “прочитать” их с точки зрения отражения эмоциональных, нередко скрытых на вербальном (словесном) уровне переживаний, то можно порой и без истории болезни понять, что же стало причиной расстройств личности. Но и не только это! Как ни странно, такие работы не оставляют вас равнодушными.

И это я говорю о наших пациентах, которых вдруг осенило. А ведь в истории мировой живописи, с точки зрения психиатров, есть немало примеров, когда гениальные произведения рождались на стыке болезни и таланта. В этом ряду - Гойя и поздний Дали, не справившийся с утратой жены...

- Простите, а в таком случае можно, “прочитав”, как вы говорите, рисунок человека, определить, есть ли у него психические отклонения?

- Несомненно! И более того, такая экспериментально-психологическая система анализа рисунка имеет четкую методику “дешифровки”, если хотите. Может быть “прочитана” каждая деталь, штрих... Этот тест имеет закон истины: в определенных условиях определенный человек, если он выполняет рисунок таким вот образом, переживает определенный тип эмоционального состояния. Но это - не досужий разговор.

- И последнее. Как раз из разряда обывательских вопросов. Очень часто сталкиваюсь с таким мнением, что в принципе психически устойчивых - нормальных - людей куда меньше, чем тех, кто - с отклонениями. Что бы вы ответили на такое?

- Дело здесь вот в чем. Вопрос о норме в психике достаточно своеобразный, скажем так. Каждый человек - неповторим, сложен и уже поэтому эталоном как психического, так и физического здоровья, согласно всех норм, описанных в науке, быть просто не может.

Это ведь только овцу легко клонировать, вы согласны?

Иллюстрации к материалу взяты автором из истории болезни молодой женщины Наташи. Она сама назвала их так: “Острота ощущений”, “Голая мысль” и “Молчание”. И прокомментировала: “...Эта женщина - я. Иногда мне очень хочется испытать новые ощущения, и это давит на меня, я боюсь пошевелиться - я могу о них пораниться...

Куб - подобно дыре в моей голове, через которую я могу общаться с миром. Но и другие люди через нее могут читать мои мысли. Это обидно...

Бывает, что человек должен молчать. А у него это не получается. Иногда даже хочется, чтобы у тебя не было рта. Чтобы ни одна мысль не могла быть высказана..."