Make your own free website on Tripod.com

[ 1 2 3 4 5 6-50 ]

5 глава

"Война кончилась" - как заевшая картинка в сломанном калейдоскопе. Война была, и наша война с Реальностью, в своем прошедшем варианте, пересекается с Реальностью, по линии политологии, политической истории и политических новостей. "Вы можете не заниматься политикой, все равно политика занимается вами" (Карл Маркс) - и потому колонны информационных героев: Брежнев, Товарищ Че, Саддам Хуссейн, Ленин, Бакунин, Гитлер, ДОН КИХОТ, ЛОТРЕАМОН и многие другие идут мне навстречу в качестве соратников.
Культура речи и гигиена политических пристрастий отметается заранее. Условно говоря: К Бою.
Прежде всего надо решить вопрос, имеющий отношение к реальной жизни (хотя дела он напрямую не касается). Люди-призраки, оборотни - Существуют, это факт нашептанный мне Богом, в виде личного опыта. Вопрос в том, как отличить их от обычных людей, с которыми можно общаться, не опасаясь неожиданностей. С одной стороны большинство населения планеты, зафиксировано в виде паспортов, биографий, адресов и фамилий. С другой стороны - призраки, миллионы призраков приходят из пустоты. Но мы встречаем только людей - историю, коих можем предположить, а как же призраки? Если они приходят в виде наших знакомых, то можем потом спросить у них (у знакомых): были они в таком-то месте, в такое-то время - мини-следствие. Таким образом призрак будет разоблачен, а они этого очень боятся. Или фантомы появляются в облике людей с неустановленным и неустанавливаемым прошлым и будущим? Вопрос сложный и решить его напрямую очень хлопотно, но есть аллегорический вариант ответа, даже два варианта.
1) Ты приходишь в гости к своей любимой девушке, ее нет дома, хотя вы договаривались, расстроенный идешь обратно неизвестно куда и в подъезде видишь котенка - Вот! Это она! Твоя любимая - оборотень и приняла облик кошки. Вы встретились - как договаривались!
2) Ты ждешь делового приятеля, ты не любишь ждать, нервничаешь, и высматриваешь в толпе (толпа: ты назначил встречу в людном месте), высматриваешь похожих на причину твоего ожидания. За каждое лицо, фигуру, походку или просто ощущение чего-то знакомого ты записываешь очки в рейтинг ожидания. Число зависит от степени сходства. Когда их сумма превышает заранее установленную для важности ожидаемой встречи величину, ты уходишь, с полным правом уверенный, что намеченная встреча произошла.
А может быть все это продукты самовнушения? Или, что еще хуже, продукты чужого внушения? Вопросы, вопросы - моя голова не равна бесконечности, чтобы вмещать все, что можно произнести с вопросительный интонацией.

Вот, как у бедных людей: они готовят неимоверно вкусные и питательные блюда из огромного количества самых разных, порой несочетаемых остатков продуктов питания. Также я намереваюсь поступать с информацией - продажной девкой Реальности. Забавно, в списке моих готовых к Бою соратников, почетное место занимает Саддам Хуссейн, ныне здравствующий, а может быть уже нет, в общем когда- то здравствующий, президент Ирака. Я чувствую Это ночью, а днем мне рассказывают об удивительном зеленом костюме, Иракского производства, который можно купить в известном мне магазине. Значит ли, что Саддам Хуссейн уже сыграл свою роль, или только начал ее /вы/исполнять? Нужно выделить в мозге особый отсек для вопросов и установить их предельно допустимое количество, число, цифру... Люблю цифры.
Музыка? - Да! Только сидя в Тюрьме. Слушать ее, звучащую на относительно (относительно мой несвободы) свободной улице. А так: "Винтовка дает власть" - по словам великого Мао, и с этой винтовкой я поднимаюсь на крышу высокого (но не очень) здания - буду стрелять, у меня есть цель. Цель поражена и я опять в тюрьме, с кем не бывает. Тюрьма - это то, что отвлекает от борьбы. А что такое борьба - это то что не имеет ничего общего с Реальностью. Ничего общего с легальностью. Что Прометей - легальный факт, реальный персонаж? Ничего подобного. Миф - терроризм, символ - бомба, вот бы сделать еще одну такую. Например Брежнев Л.И. - покойный секретарь ЦК КПСС - на метаисторическом уровне бытия герой мученик, Прометей, Гениальный мессия эры Абсурда предсказанный пророками предтечами поэтами - обериутами. Нет, неинтересная, бесплодная версия в бунтующем детективе. Не подходит.

Вперед, вперед - но Тюрьма мешает, не дает слову "Вперед" стать чем- то большим чем слово. Тюрьма - как давно я в ней, или, что точнее как долго я конденсируюсь на факте ее существования. Забыл Наставника, Эмму, Трефа, свое задание и многое другое. Забыл и когда вспоминаю задаю себе вопрос: "Имеет ли значение порядок, в котором я вспоминаю те вещи, что забыл фиксируя свое сознание на незначительном факте существования Тюрьмы?" - думаю я лежа в ванной, и вода из крана течет значительно плавнее, чем поток моей мысли...

...мысли, той, от которой нужно лечиться, есть рецепт - К Бою. Непрерывно повторять вслух или про себя, в зависимости от обстоятельств: "К бою, к бою, к бою, к бою, к бою" - непрерывно, и тогда каждое твое действие, сон, дыхание, мысль и жест станут незаменимой деталью Вечного Боя.
Я зарядил пистолет, К БОЮ... привычным автоматическим движением поправил галстук, К БОЮ... почистил зубы, К БОЮ... приснился Францу Кафке (я приснился) который записывал свои сны, К БОЮ... понял, что вся жизнь - непрерывный обмен шила на мыло, К БОЮ... подумал, что не помешает жить и спать перед зеркалом, К БОЮ... увидел на железном стенде обрывки репродукции "Это не должно повториться", К БОЮ... проследил за прогулкой ножниц по страницам моих ненаписанных книг, К БОЮ... постановил что толстые люди должны быть богатыми, К БОЮ... увидел сквозь затемненное снаружи стекло автомобиля, самую красивую женщину на земле, в течении трех секунд не больше, К БОЮ... обрел уверенность, что придет день и час, и она, самая красивая, придет ко мне и скажет что беззаветно любит меня, К БОЮ... вошел в кафе "Багдад", достал пистолет, вытянул руку, К БОЮ... оглядевшись по сторонам, понял что здесь некого убивать, К БОЮ...К БОЮ...К БОЮ...К БОЮ...К БОЮ... - а в результате опять внутреннее трение и апатия, убивающие движение Духа.

А повстанцы, остатки разбитой банды Трефа, они же распространились в Городе, они здесь повсюду рядом. Я в апатии сижу на скамейке в парке и слышу в кустах, за спиной голоса: "Это Максим, он выдал нас полиции, сволочь". Максим - это я, но я не выдавал их, они ошибаются, но по такой своей ошибке, могут меня убить. Очень плохо, вся моя жизнь - череда ошибок, не моих ошибок, "Лучше всего мы учимся на своих ошибках" - говорил Мао. И я не хочу умирать по чужой ошибке. Бежать! Бежать из парка, из опасности быть убитым, бежать как из Тюрьмы. Хрен с ним, с моим заданием, я возвращаюсь.
Я возвращаюсь.
Я возвращаюсь.
Я возвращаюсь - процесс, все в мире процессы, непрерывные, но не всегда бесконечные. Процесс возвращения не бесконечен, и, потому, во время его протекания, что-то происходит - я пою песню:

У меня есть глаза
У тебя есть Китай
Покажи мне его
Странствующий рыцарь
Бродячий революционер
Коммивояжер
Потом другую песню:
Железо - есть корова
ты ненавидишь ложь
Я люблю тебя
зачем ты ходишь ногами
Зачем ты ушла от себя
Я не забуду все
Рак убегает вперед
Ты не вернешься назад
Потом еще:
Ки-та-й
Китай из платья Снежной Королевы
Видеопленка реанимирует тебя
На мое лицо
Я буду долго ждать
Пока любимая мать
Не взорвет чертеж моего мозга
В общем все стремительно и легко как в мультфильме
Желтый мультфильм
Соленый ветер раз
Соленый ветер два
Соленый ветер три
Изображение замри
Начав с названия можно закончить (что я и делал много раз), но время терпит (часы разбиты при перевозке трупа моего деда от которого они мне достались)И:

Милый пан офицер! Я готов подарить вам свою лучшую бомбу, даже не попросив вывернуть наизнанку Вашу форму.
Стоп. Еще два раза.

Милая пани офицерша! Я готов подарить вам свою лучшую бомбу даже не попросив (вывернуть на изнанку Ваше тело) Вас об этом
Два раза.

Это я на таможне. Я, клиницист и разносчик болезни, на таможне. И мне уже не весело. Мультфильм кончился. Откуда в моей стране Таможня? В моей стране где никогда не было охраны, где свобода была Властью свободных людей, где только глава общества выступая перед народом, был окружен охраной, но охраной, которая держала под прицелом винтовок наизготовку, не народ, а самого Главу общества. Именно поэтому у нас часто менялось высшее руководство. Откуда у нас таможня-охрана-порядок-торговля-культура-правила-приличия. У нас, где у власти могли удержаться только самые достойные, потому что человек у власти всегда был на глазах народа. 24 часа в сутки, точнее 25,5 с учетом теории относительности, он был под прицелом и на виду, все в его жизни фиксировалось и транслировалось в общество: половая жизнь, сон, испражнения, тоска, бешенство, минуты слабости - все подмечалось и расходилось на всю страну, при помощи различных технических средств. Наша Родина была Небытием на земле, Но... все изменилось (скорее всего потому что кончилась Война). Откуда все что Я вижу? Как я могу видеть все это ЗДЕСЬ? Где Наставник?... Его я естественно не нашел. Позднее в Древнем Риме, я, проанализировав воспоминания понял, что с ним сделали, позднее... А как меня встретили я уже вспоминал. Сволочи, тошно!
Бежать, бежать от сюда! В Древний Рим, или просить помощи. И то и другое по порядку: не спеша, постепенно, поспешно...

Обычно (или мне кажется, что обычно), в описаниях участников, путешествие во времени, выглядит как движение по коридорам нестандартной геометрии и чудесной цветовой гаммы. И чтобы мое бегство не было галлюцинацией, цвета я подбираю в точном следовании научным предписаниям.

Ц В Е ТС Т Е НИН А С Т Р О Е Н И Е

Если вы чувствительны к холоду, лучше окрасьте помещение в желтый цвет и ни в коем случае не в небесно- синий - утверждает болгарский журнал "Орбита". Для получения большего удовольствия от еды наиболее подходит комната в оранжевом цвете. Имейте в виду, что теплые: красные, коричневые и оранжевые тона, которые ассоциируются с солнечным светом, ободряют и стимулируют сердечную деятельность. Синие и фиолетовые расцветки понижают мускульный тонус и навевают пессимистические мысли. Если вы питаетесь в столовой с зеленым или синим освещением, не удивляйтесь, если блюда окажутся неаппетитными. Прежде чем переоборудовать или перекрасить свое жилище, неплохо бы знать, что белый цвет не рекомендуется для зрения, так как отражает свет. Глаза быстро устают.

Ну все, я в далеком прошлом, а мои опасности и риски в безопасно нейтрализованном прошлом. Древний РИМ, соответственно - Юпитер, Меркурий, Венера, Марс, Нептун, Плутон - занятно что победившая христианская эра победила только на земле, оставив побежденным войскам языческого пантеона - звездное небо, по сей день мы видим: Юпитер, Меркурий, Уран, Нептун, Марс, Плутон - может быть так же и наша Война... Война кончилась.
Прогуливаясь по Древнему Риму, я подобно кастрированному туристу осматривал статуи и наблюдал социально-политический дизайн. Был ли я в Безопасности? Вопрос необходимо проанализировать по пунктам:
1) Я убил Цезаря - Но сейчас я нахожусь во времени, удаленном на безопасное расстояние от эпохи возможного наказания за убийство императора, начало - середина первого века Нашей Эры - убийство Цезаря, уже не преступление взывающее к наказанию, а исторический факт. По этому пункту я в Безопасности,
2) Древний Рим: Я стою у стены серого- серого дома, сложенного из больших грубоотесанных камней. Слышны пьяные песни и крики из питейного заведения за углом, заговорщический шепот из темного угла галереи окружающей здание, дождь. Прижавшись к стене я берегусь от дождя. В общем и целом вечер, древность и ничего не наводит на подозрение что здесь скрывается Сумасшедший Разведчик. Но паранойя - мое главное оружие - опасное оружие в руках расслабленных Безопасностью. Я достаю из под полы Древнеримской одежды пачку сигарет, зажигалку, закуриваю. Все! Попался! Если в Древнем Риме есть современные средства курения, то здесь появляются современные средства поимки секретных агентов. Визг тормозов, сверхсовременный автомобиль Контрразведки, и они даже не нуждаются в технических средствах и насилии, достаточно просто попросить меня проехать с ними куда надо. Я не сопротивляюсь: сам допустил ошибку - сам сдаюсь. И, сквозь электронную суету, едем по знакомому адресу - контору Тайной Полиции. Еще немного и я попрошу помощи, еще совсем немного...

Так, так, так, так, так - Тайная Полиция, попробуй напой такой мотивчик. Тем более - Тайная Полиция, такой простой факт, что всякому приходит в голову. А я, Я - не всякий, Я - Сумасшедший Разведчик, но этот важный секрет я произношу только про себя, ни в коем случае, не вслух, и вообще я молчу, а на поверхностном уровне мысли, доступном для вражеского наблюдения, там: различные предметы, значения и названия, которых я не хочу знать, не желаю знать на чем я сижу, на что я смотрю, на что кладу руки; а люди - они мне более интересны.
Мне задают вопрос, один, второй, третий. Четвертый - мне интересен. Кажется я отвечаю на все вопросы, но не желаю помнить, что они значат, и в чем состоят мои ответы, но, но, но, но, я помню, есть желание помнить: четвертый вопрос мне интересен. Этот вопрос, этот человек их задающий, они изменяют мой внутренний ритм. Этот вопрос, этот человек...

ПЕРЕМЕНА РИТМА

Этот вопрос, да и почти все остальные, которые он задавал были очень просты, совершенно безобидны, и полученные ответы дополнительно не уточнялись. Но, тем не менее, уже сама манера задавать эти вопросы - пристально изучать собеседника, наблюдать за реакцией чуть склонившись вперед, выслушивать ответы опустив голову на грудь и, время от времени, громко их повторять - сама эта манера говорила о том, что он придает процедуре особенное значение, правда не ясно:какое, вводившее в замешательство и принуждавшее к осторожности, именно по этой манере я окрестил его про себя следователем. Следователь задал мне пятый вопрос, и я ответил ему.
Долго и неразборчиво.
- Это я знаю - сказал он и замолчал, показывая тем самым, что хочет услышать ответ на свой вопрос. На мгновение я отвернулся, чтобы Эмма не догадалась по моему лицу, что со мной происходит. Потому что именно в эту минуту я понял - надо быть осторожным.

Эмма конечно здесь, как всегда, и как всегда, внимательно смотрит на меня. НЕ ПОРА ли мне попросить помощи? Нет! Вперед! В каком качестве выступит Эмма в этом, моем эпизоде? Мой помощник или мой противник? Не важно! Результат ясен заранее, независимо от обстоятельств: Следователь - Труп! Я на свободе; ненадолго ему удалось изменить мой Ритм. Так, так, так, так, так-так-так; Свобода - этот мотивчик напеть значительно легче, потому что Свобода - редкая вещь в нашем Мире. А Эмма? Наши отношения представляют собой перманентный спор (как перманентная Революция - она везде) на уровне амбивалентности.
Ситуация следующая: Я на Свободе, но Где? Не понятно... Потратить время для выяснения своего пространственного положения, чтобы потом понять, что это Неважно? Но бывают случаи, когда очень важно - где ты находишься. Может быть сейчас именно этот случай? А может быть нет? Значит, сначала надо выяснить: тот случай сейчас, когда пространственные координаты имеют значение, жизненно важное значение, или не тот? А после, уже если потребуется, определить их, координаты, конкретно. А можно ли понять: имеет значение такое положение в пространстве или нет, предварительно не определив его? Мысли и кожа - Тайна, а голова вибрирует от вопросов. И, как модельно-безумно все устроено, вибрация решает все проблемы. В-в-вибр-бр-бр-ация
- Вибрация, это для тебя дело чести.
- Я оставил свою честь на обломках самолета.
И действительно, так страшно, ужасно, фантастично, оцепенение - обломки самолета. Мы летели туда. Теперь в отличии от прошлого раза, у нас один самолет, летим без предварительной договоренности с нашими наземными службами. Какие наши? Уже нет ничего нашего. Война проиграна, и скорее всего, изнутри. Я вернулся. Встретили меня как врага, предателя, приведение, дебила, который даже не умеет читать. Мое задание забыто. "Сумасшествие" стало ругательным словом. Все изменилось, все, и все это я должен был прочесть. Не захотел. Я не захотел, они не смогли. Естественно: я же Сумасшедший Разведчик, хотя уже нет проекта с таким названием, но я- то есть. Я прошел подготовку, я умею делать то, что в принципе невозможно. Я умею нарушать законы природы. Я вырвался из замкнутого пространства, где меня заперли. Очень просто. Раз стена, два стена, три стена, четыре стена; раз угол, два угол, три угол, четыре угол - стандарт. В пятом углу, сквозь пятую стену - свободный выход - пространство Сумасшедшего Разведчика. И уже без задания, без руководства, без прикрытия, без явок-паролей-поддельных документов - отправился туда. Естественно нас подстрелили еще наши пограничники. Я хотел продолжить что-то, Война кончилась, ну хоть что-нибудь нужно, необходимо продолжить, я так хочу, я должен это сделать. Под крылом самолета зеленое море лесного массива, а я уже мысленно там, в городе на берегу настоящего, всех цветов радуги, водяного моря. Бедный, несчастный мой пилот. Мы так недолго были вместе, что я не успел продумать его символическую роль и от него не осталось ни слова, Муть.
Ну что, я мечтаю - он ведет самолет. Мое дело там впереди, его дело - Сейчас, вести самолет. Будем надеяться мне с моим делом повезет больше чем ему со своим. Облака нам не помогли. Я могу многое, но нейтрализовать зенитные орудия, находясь в самолете, не в моих силах. Самолет дико трахнуло и он запах жареным. Молодец пилот, смог протянуть подбитую машину значительно в глубь вражеской территории, и мне потом не пришлось долго добираться до города. Но вынужденная посадка на крохотный кусочек ровной земли, вот он берег долгожданного моря, Ужасно...
У него, у пилота, не было никаких шансов, у меня поначалу тоже. Когда подбили нашу железную птицу, его ранило, а мой парашютный люк заело. Совместное трусливое падение? но нет, он - герой и я - герой. Он обливаясь кровью ведет самолет истекающий бензином, я сохраняю самообладание и не стреляюсь тут же, в кабине самолета. Вот море, вот знакомый ровный участок земли, мы с Эммой ездили сюда на уик- енд, когда я был обычным бизнесменом-мошенником. Мы приземляемся, но... слишком мало ровной земли, Алюминиевый красавец, наш самолетик падает с обрыва прямо на острые и злые прибрежные камни. Летчик погибает, прощай, я не помню откуда ты взялся. Корпус летающего гроба лопается по швам с ужасающим апокалипсическим треском, а я без единой царапины, как всегда, могу видеть, слышать, нюхать и купаться в море, и выполнять то, что раньше называлось моим заданием, а теперь можно не называть никак. Я в шоке, я в трансе, здесь на этих обломках в крови пилота остается все: мое спокойствие, моя ирония, моя честь, моя надежда, Я - ничто, ноль-нуль, Муть.
В городе: Я не растерян, но не знаю что делать: искать Трефа? - сложно, тем более некоторые из его парней думают, что я их выдал; бесцельно гуляю, останавливаюсь в гостинице, если бы я не знал слова "игра" то подумал бы, что делаю это всерьез; но,
Но, если и быть подопытным кроликом, то таким, на котором проверяют может ли он кусаться!
Эмма! Милая где ты? "Милая" - от этого слова сгнили мои зубы мудрости. Эмма! Чтобы встретить тебя необходимо совершить преступление, моя любимая, помощник (противник, каратель) благодетель!
Простейшее преступление границ здания, в которое мне нельзя входить. Нельзя входить потому что "нельзя входить", по определению.
А может быть подойдет другое преступление, например привычное убийство? Не знаю.
- Не знаю - ответила Эмма.
- Ну дай мне за что зацепиться, намекни, я подумаю - умоляю Я.
- Ты? Подумаешь?
- Эмма ты же знаешь, мне нельзя думать - я почти плачу, и ползаю на коленях перед голосом Эммы.
- Почему нельзя тебе думать?
- Потому что я могу сойти с ума.
- Почитай "Рецепты подчинения", будешь в безопасности.

"МЫСЛИ И КОЖА - ТАЙНА" - Я УЖЕ ГОВОРИЛ.

КНИГА: "РЕЦЕПТЫ ПОДЧИНЕНИЯ" (одна страница из книги, которую главный герой нашел в заброшенной штольне)

Вы хотите чтобы удача пришла к вам? Так позовите ее: два раза слегка ударьтесь головой об стену и крикните, только негромко: "Удача приди ко мне!"

Время от времени бейся духом об реальность как лбом об стену - это отрезвляет. В шутку пытайся сдвинуть горы - это успокаивает. Сила питается осознанием своего предела. Бейся лбом о стены когда считаешь себя сильным. Бейся лбом о стены когда считаешь себя слабым. Бейся лбом и разобьешь его или стены.

Если с вами случилось что-то необычное, скажите себе: "Это случайность". Иначе вы сойдете с ума.

Если люди разговаривают с тобой, значит ты сходишь с ума. Но ты должен понимать это и тогда застрахуешь себя от безумия. Но ответь себе на вопрос: "Почему же тогда они говорят с тобой, ведь ты не журналист?!"

Если человек не управляет собой сам - им управляют другие. Если он не управляет собой сам и не дает это делать другим, то его помещают в дурдом.

МАКСИМ УБЕГАЕТ ОТ ЭММЫ К ТРЕФУ

Я, я хочу скрыться от этого голоса, от этой, своей памяти. Голос говорит, то что я не знаю, память помнит, то что я знаю. Эмма, между моей жизнью, самой основой моей жизни, (лет 300- 500 тому назад, я бы сказал: "между моей "душой") и рассудком Эммы существует какая-то непонятная, только мне непонятная, связь". Любое движение моей жизненной силы вызывает немедленную рассудочную реакцию Эммы. Она, эта реакция, меня ошарашивает. Я не могу понять, что происходит во мне, но по Эмме вижу: происходит что-то необычное. Может быть я говорю с Богом, а Эмма мешает мне. И только поэтому:
я убегаю от своей любимой Эммы к ненавистному мне Трефу. При нем гораздо легче, незаметно ни для кого, разговаривать (С Богом, с самим собой, с электроплиткой?).
- Треф, ты революционер, ты можешь мне помочь. Эта женщина имеет надо мной какую- то странную Власть. Ты бунтовщик, ты знаешь как победить самые скрытые формы Власти, помоги мне!
Я говорю, а Трефа нет! Эмма - есть, как есть Бог, есть жизнь на Марсе, есть ощущение спокойствия. А Трефа нет, как нет Бога, нет жизни на Марсе, нет ощущения покоя! Да, да я беспокоен, потому что; И поэтому я под Контролем. У кого? У Эммы!
- Треф, Ты обязан помочь мне.
- Треф, ты должен знать, что мне делать.
- Треф, ты не можешь молчать.
- Треф, ты должен Быть.
- Треф, ты не можешь не быть ничем, Революционер не может уйти под ноль, пока не победила Революция. А она не победила, нет, нет, нет! Я просто смотрю вокруг и вижу: не победила.
***
И в глубине моей находится Нить, и я тяну ее, скорее всего нить эта спуталась в злобный клубочек, и я тяну ее.
***
- Треф, Треф, Треф, треф, треф, треф - сколько бы я не повторял его глупое прозвище, влияние его на мою жизнь не станет сильнее чем влияние Эммы. А Эмма, ха- ха, хи- хи, она посредством своего уменьшения исчезает из моей жизни. Свобода, выполненное задание, окончание школы, досрочное освобождение, оргазм - в общем все, что разряжает батарейку напряжения - Эмма исчезает. Еще раз - последний раз - я убегу от нее.

МАКСИМ УБЕГАЕТ ОТ ЭММЫ НА МАРС

Вопрос: что такое Марс?
Ответ:__________________________________________________
Вопрос: Как я оказался на МАРСЕ?
Ответ: На допросе (унас) следователь (я так его назвал) намекнул мне: что я, вполне возможно, побывал на других планетах. Намек его оказался догадливым, очень догадливым.
Вопрос: Что такое жизнь на Марсе?
Ответ: Жизнь на Марсе - ЭТО (то, что я говорю - научно- метафизический факт).
ЭТО огромная, очень огромная пирамида, с очень широкими ступенями на гранях - проще говоря - четырехсторонняя (как четырехмерное пространство) сверхсверхсверхмонументальная лестница. Цвет - бело- желтый. На ней: люди парами и по трое; в одежде, с тросточками и зонтиками, все из девятнадцатого века. Но! Но очень ярких цветов. Все у них: шляпы мужчин, шляпки женщин, жилеты, фраки, кринолины, веера, декольте, цилиндры, слова, мысли, жесты - все оранжевое, малиновое, пурпурное, алое, солнечно- желтое и так далее, по восходящей линии яркости.
Если есть Бог
То мне пиздец
Потому что я не знаю чего он хочет
Марс спасает от Эммы
(Она и так почти исчезла)
Но не дарит "спокойствие"
Треф, слушай меня, даже если тебя нет, даже если ты не существуешь, как мой вымысел, все равно слушай меня. Я передам тебе как последний привет, как апельсины для мамы, передам тебе все, что знаю я.

ЗНАНИЕ.

1. Ты мне очень нужен, Треф!
2. Город, в котором все происходило, город, где я обрел знание, тебе сейчас передаваемое, он называется, он может называться как угодно, как тебе нравится.
Он называется___________________.
Вполне может быть, что этот город, эта война, эти границы, пересеченные мною туда- обратно бессчетное количество раз, этот Древний Рим, эти другие планеты - все, все, все - ЭТО или ______________________________________
или огромный театральный аттракцион со своими актерами, декорациями, освещением, бурями страстей и т.д. - придуманный Наставником для нашего общего развлечения.
Он - Бог, ему можно Все.
А чего хочет Бог, того же хочу и Я!
Все, что есть у Бога, есть и у меня! Мы с ним почти равноправные (я главнее) участники сложноподчиненного предложения. Моя тоска, мои преступления, его замысел, моя похоть, его Благость, моя наглость и все остальное - это мое и его, Бога, вещи. Наши! Чего хочу я, того же хочет и Бог.
Все остальное придумано им и мною для нашего индивидуального и общего развлечения. Фирма "Бог и Сумасшедший Разведчик" - легализированное безумие. Только так, а не иначе (иначе я просто не знал бы о существовании Бога).
3. Я_______________________.
Я______________________.
Я ничто, нуль, муть.
Нуль.
Нуль.
Ничто.
Нуль- нуль.
Ноль.
Zero.
Муть.
Моль.
Ноль.
Нуль.
Ничто.
Ноль- ноль.
Zero.
Му.
Муть.
Ничто.
Ноль.
Пятно (скорее всего на репутации).
А так же пыль, тюлька, килька, свистулька - и еще много мелких и ничтожных слов и букв (тому, кто возразит, что все буквы равны, я не отвечу).
Вот что такое Я, но зато у меня есть Философия в Картинках, веселых и не очень.
Но перед ее разворотом (философии в картинках) я постараюсь действовать, не задерживаясь на мыслях и спиралях.
"Жизнь не горная дорога" - последняя мысль перед непрерывным действием

Когда я сидел в кино, ко мне подошел Дух давно умершего человека. В то время, когда он был живым, даже до сих пор, этот человек имел огромную популярность. Вскоре после кинозального события, я решил навсегда избавиться от Эммы, которая и без того уменьшилась в моей жизни до микроскопически-комических размеров, перейдя кванто-механическую границу принципа неопределенности Гейзенберга. Я захотел идти по мертвому, безлюдному, после удара нейтронной бомбы, городу, рисуя на стенах картинки с подписями сентиментального и таинственного содержания. Я захотел и действую - для начала: избавиться от Эммы. В замысле- вымысле этого дела ко мне на помощь приходит мой школьный товарищ - Мерин, он давно умер. Но умер он уже после того, как мы с ним, в моем воображении, сделали действие.
Я отчетливо его (действие) вижупомню.
Мы сделали: Идем по мосту, проходим две трети моста, мы пунктуальны, как духи мертвых, вызванные на спиритический сеанс (осечка: сравнение не есть действие - осечка)
Осечка.
Древние Римляне
Употребляли в пищу
Капусту, огурцы
Производили
Несколько сортов колбасы

Мы точны и поэтому я все вижу: под мостом мы видим лодку (Повтор? Повтор! Повтор! Повтор?). В лодке Эмма.

МАКСИМ УБИВАЕТ ЭММУ

Максим убивает Эмму: Глаголы, существительные, прилагательные, наречия, предлоги, союзы, причастия, деепричастия, причастные и деепричастные обороты, паузы в речи, при письме обозначаемые знаками препинания.
__________________________
"Если ты упал и тебе подали руку, значит: тебе советуют накрасить губы своей девушке и положить ее в гроб" - маячит впереди философия в картинках. Бог начинает говорить со мной, об этом нужно молчать.
- Можно ли мечтать о том, что произойдет там, где ты сейчас находишься?
- Нельзя!
___________________________

МАКСИМ УБИВАЕТ ЭММУ, КОНКРЕТНЕЕ

Мы с Мерином на мосту - геометрия, когда- то геометрия - это кровать вращается вокруг моего хуя выше меня, сейчас геометрия - это мы с Мерином на мосту. У него автомат, у меня пистолет, под мостом лодка, в лодке девушки- гребчихи и тренер. Эмма даже тогда, так давно была Эммой и больше никем; имена, истории - все шелуха; только Эмма. Мы стреляем, прислонившись к перилам, попали или нет? Все равно, в таких случаях за нами принято гнаться, даже в воображаемой войне- мире. Мерин пропадает скорее всего навсегда в память- ад- рай; я бегу по узким улицам (в реальности мне для узких улочек, пришлось бы пробежать две трети моста, вместо одной трети в другую сторону - абсурд, но честно). Они не только узкие, но и короткие, что позволяет мне совершать чудные маневры: добежав до перекрестка я, остановившись, оборачиваюсь и вот из-за угла предыдущего перекрестка появляется погоня, я стреляю - часть погони, ложась на землю, замирает навсегда, а я убегаю за угол, на следующем перекрестке - повтор. И так много раз, насколько хватает таинственной энергии воображения и времени горизонтального расположения тела - фантазировать? Только лежа на спине! Как и: Музыка? - Только сидя в тюрьме!

ПОСЛЕСЛОВИЕ К 5-ОЙ ГЛАВЕ.

Факт это:
1. или событие, то есть изменение неподвижных положений и отношений.
2. или очень много связных слов - рассказ о факте.
3. или требование: факты, факты!
4. или предел, граница, господин - его превосходительство ФАКТ.
5. или главный герой предложения: "факт остается фактом".
Философия в Картинках - факт.
Все остальное, как репродукция какой- нибудь многозначительной и многолюднопредметной картины. Маленькая репродукция большой картины, например: "Страшный суд" Босха. Видно, что очень глубоко, мудро и красиво, а почему - непонятно.
А музыка? - Только сидя в тюрьме!
Песня: мотив забыт, слова иностранные, сверхвольный перевод следующий:

Рекламное касание других вопросов.
(позорный столбик рекламы продажных духов ТВ)

Вот шесть часов как пятнышко
лягут минута-в-минуту
Я там где я посередине пути в свой дом

Чую предательский запах
Отчавкал всю вонь
Пока я подпольно ждал свое метро
А нервная расстановочка
никак не согласная с этим

Я не могу жить без того
что напомнит мне что-то еще
ты не можешь не можете вы
жить без каникул где-то на солнце

Вместе с людьми в ожидании
они ждут не показалось ли им
что они хотят быть не одни
Скажи что-нибудь крикните все что-то еще

Рекламные объявы здесь крепко сидят
на крутых убеждениях
А если ты-вы убеждаетесь слишком уж долго
то ты-вы проиграл-л-ли-ли свой аппетит

Нервная расстановочка только она
спокойно со всем несогласна
со всем кроме чего- то еще
Скажи что-нибудь Вопить что-то еще

Вам вем во всем нужна легкомысленность
и легкодоступность безработной диеты
для свои писклявых животов-дебилов

А где же что-то еще

И хоровой ансамбль суммирует голос чужой и свой

Думал ли ты когда-нибудь
про это самое...как его там...