Make your own free website on Tripod.com
Закон сумасшедшей страны, или Общество на грани нервного срыва

Владимир НЕМИРА

 

Несколько лет назад был принят Закон РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”, по которому никто не имеет права не только упечь в больницу человека, но даже принудительно освидетельствовать его (за исключением случаев, специально оговоренных в статьях закона). Правозащитники, однако, сомневались, что закон будет выполняться... Действительно, в то время статьи и положения этого закона плохо знали не только пациенты и их родственники, но и сами психиатры. И...было бы лучше, если общество оставалось бы в неведенье как можно дольше...

За время, прошедшее после вступление в действие Закона, количество душевнобольных, по данным психиатрических лечебных заведений, резко уменьшилось. Но радоваться здесь нечему, поскольку эти данные действительности не соответствуют. Больные, действительно нуждающиеся в лечении, либо игнорируют официальную психиатрию и предпочитают обращаться к липовым колдунам, гипнотизерам, врачам-самоучкам и прочим шарлатанам, обещающим исцеление за один сеанс, либо не собираются лечиться вовсе. И если три года назад главный психиатр Москвы (он же главврач больницы №1 им. Алексеева) профессор В. Козырев предупреждал, что “психиатрия становится неофициальной, неуправляемой и нерегистрированной”, то сейчас положение дел можно назвать катастрофическим. Число коек в клиниках сокращается (это тоже относительно, по некоторым сведениям каждая четвертая койка в Москве - психиатрическая), зато число ненормальных граждан на наших улицах увеличивается.

Практически не одна криминальная сводка не обходится без сообщения о происшествии с участием душевнобольного: будь то поножовщина, кровавое убийство, пожар или суицид (к сожалению, не существует отдельной статистики, посвященной правонарушениям, совершенным лицами с психическими отклонениями, поэтому определенную цифру привести не представляется возможным). Но большинство трагических случаев можно было бы предотвратить, если бы разработчики Закона задумались о его последствиях... И учили хотя бы такой момент как состояние нашего общества, при котором, если какие-то законы и действуют, то принимают совершенно сюрреалистический вид. Тем более, что основная масса наших граждан имеет лишь смутное представление о психических заболеваниях (в новом законе такие понятия, как “душевная болезнь” и “слабоумие” заменены более широким термином “психическое расстройство”) или не имеет такого представления вовсе. В глазах обывателя психически больной человек в лучшем случае “придуривается, валяет дурака”, в худшем - “злостный хулиган”. И такого мнения придерживается почти каждый пятый россиянин.

По закону принудительная госпитализация может применяться лишь в тех случаях, которые предусматривает статья 29, а именно, если “обследование и лечение лица, страдающего психическим расстройством, возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обуславливает: (а) его непосредственную опасность для себя или окружающих; или (б) его беспомощность, то есть самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; или (в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи”.

На деле это означает, что отправить человека принудительно лечиться очень и очень сложно. Понятие “непосредственная опасность” вообще расплывчата. Это может быть, как физическая, так и экономическая опасность. Например, сейчас очень распространены различные махинации с жилплощадью. Жертвами жуликов во многих случаях становятся именно душевнобольные. Человек с психическим расстройством может, не отдавая полного отчета в своих действиях, продать свою квартиру за бесценок, а то и просто написать дарственную в пользу мошенника. В результате, больной остается без жилья и средств к существованию, пополняя собой ряды бомжей и в конце концов погибает. Таких случаев сколько угодно.

Дальше... Кто должен определять, насколько ухудшилось психическое состояние человека? Сам больной в большинстве случаев считает себя здоровым. В любом учебнике по психиатрии, при описании, например, маниакально-депрессивного психоза сказано следующее: “При развитии маниакальной фазы болезнь расценивается как “хорошее самочувствие”. Здесь требуется внимание близких лиц.” Но “близкие лица” - не врачи, а заболевший может отказаться от принудительного освидетельствования. Вот и получается то, что... получается. Вот выписка из истории болезни: “У пациента Б. Началось обострение болезни. Родственники обратили внимание на неадекватное поведение Б. Он высказывал бредовые идеи, перестал следить за собой, забывал поесть, мало спал и т.д. Уверял окружающих, что “прекрасно себя чувствует, полон сил”. На предложение подлечиться в стационаре ответил категорическим отказом. В диспансер, где Б. Состоял на учете он тоже не обращался. Вызванного на дом врача выгнал. С утяжелением мании больной становился суетлив, не мог довести до конца и мысль, и действия; приподнятое настроение сочеталось с возбудимостью, раздражительностью, даже гневом (гневливая мания)”. Начались скандалы и драки. Соседи вызвали милицию. Блюстители порядка, узнав, что они имеют дело не просто с хулиганом, а с психически больным, какие-либо действия предпринимать отказались, мотивируя тем, что это “не по их части”. В результате Б. во время одного из приступов просто поджег квартиру. Хорошо, что пожарные приехали своевременно. Никто серьезно не пострадал (если не считать частично уничтоженного огнем имущества). Чаще всего, подобные инциденты заканчиваются трагедией. Но даже, когда больного все-таки уговаривают лечь в клинику, вовсе не факт, что он пройдет полный курс, а не сбежит оттуда через пару дней. Потому что насильно удерживать пациента (если он не попадает в поднадзорную палату и не совершил уголовное преступление) по законодательству никто не может. Для того, чтобы больного принудительно забрали в психиатрическую лечебницу, нужно по крайней мере несколько свидетелей (чаще всего соседей). Но соседи, когда их безопасности вроде бы ничего не угрожает, предпочитают ни во что не вмешиваться или же просто опасаются мести со стороны вернувшегося через некоторое время буйного соседа.

Само собой возникает вопрос: насколько Закон “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” гуманен? И для кого? Для окружающих, которые вынуждены существовать рядом с психическими нездоровыми людьми? Вряд ли... Для самих душевнобольных? Более, чем сомнительно. Кстати, еще шесть лет назад, когда закон только вступал в силу, раздавались робкие голоса психиатров-клиницистов, которые уверяли, что ни к чему хорошему принятие данного закона не приведет. Тогда правозащитники, благодаря усилиям которых закон и появился, на возражения врачей внимание не обратили, опьяненные сознанием того, что “с нарушениями прав человека в психиатрии наконец-то покончено”.

Оказалось, что принятие закона стало выгодным лишь для властей - экономически выгодным. Расходовать и без того скудный госбюджет на лечение душевнобольных, на закупку дорогих медикаментов и техники, на содержание и питание слишком накладно. Пусть лучше больные лечатся сами или идут к разного рода шарлатанам от психиатрии. О здоровье нации, при этом власти, похоже, не задумываются. Между тем, даже на фоне статистики, свидетельствующей о том, что количество пациентов психучреждений сократилось, цифры все равно довольно впечатляющие: в России на учете состоит более 2 млн. человек, в Москве таких больных около 300 тысяч, то есть каждая семья имеет душевнобольного родственника. Но о такой тонкой сфере, как душевная болезнь, государственный чиновники имеют столь же смутное представление, что и большинство обывателей. Кроме того, государству больные вообще не нужны. Пользы они не приносят, а на выборах голосуют (если не являются недееспособными) не за тех, за кого властям нужно. Интерес к душевнобольным проявляют лишь сомнительные партии.

Остальным же на этих несчастных вообще наплевать, поэтому их и оставляют на произвол судьбы, тем более, что это можно сделать официально, руководствуясь той или иной буквой закона. Но через некоторое время мы можем получить такой всплеск безумия в обществе, которое и так находится на грани нервного срыва, что наша страна превратится в сумасшедшее государство, президентские функции в котором будет исполнять главврач, а министрами назначат молодцев в белых халатах со смирительными рубашками для наведения конституционного порядка и пособием по уходу за душевнобольными в качестве основного закона государства безумцев.