Make your own free website on Tripod.com

Константин Рупасов


******

Любовники обмениваются черепами

и как косолапые Сарданапалы

расползаются по самой верхней из палуб

корабля, плывущего пО морю наподобие черепахи,

 

перевернутой кверху брюхом.

Светает. Морские дали

раскачиваются по обе стОроны огромной желтой медали

Солнца. Снятые в спешке брюки

 

изображают пиратский флаг,

развеваясь утренним ветром.

И позабыв о разнице между низом и верхом

учатся тишине беспомощные тела.

 

Учатся тишине. А глубоко под ними

проплывают большие железные рыбы.

Море волнуется. И в ожидании взрыва

все вокруг похоже на собственный фотоснимок.

 

А взрыва все нет и нет.

Солнце уже в зените.

Адьютанты приходят, уходят, хлопают дверью, говорят "Извините",

а генералы смотрят на карту, висящую на стене.

 

Существуют границы. Они на замке,

а ключи далече.

Тяжело в учении, но и в бою не легче.

Море волнуется раз. Видишь, там вдалеке

 

движется наша цель

в виде зеленой точки

на экране радара? Это, земляк, цветочки.

Ягодки будут позже. В самом конце.

 

Море волнуется два.

Ни облачкА на небе.

Контр-адмирал Иванов, загадочный как Онегин,

прикрывая перчаткой рот, начинает зевать

 

и уходит к себе.

Спускаются сумерки. Лица

становятся неразличимы. Не зная кому молиться,

любовники тихо спят навстречу своей судьбе.

 

И море у них внутри.

Что же вы? Заряжайте!

Держась за штурвал, кемарит дежурный сержантик.

Взрыва не будет. Море. Волнуется. Три.

 

1999